Посольство Российской Федерации в Албании
+ 355 4 225-60-40
/

Реплика Посла России в Албании М.Ю.Афанасьева

Не мог обойти вниманием публикацию в газетах АДН и «Дита» статьи моего польского коллеги, посвященной сотой годовщине Варшавской битвы. В ней словами лорда Д`Абернона Варшавская битва называется «одним из самых важных сражений в истории человечества». Возможно, подобное определение подходит к истории Польши. Однако у меня есть сомнения, что его можно применить к Европе, не говоря уже обо всем человечестве.

К сожалению, зачастую возникает соблазн политизировать историю — подсветить те страницы, которые наиболее выгодны для той или иной стороны. Истина в данном случае вещь очень деликатная, для её выявления нужны серьезные научные дискурсы. Для этого, например, была ранее создана польско-российская Группа по сложным вопросам, целью которой было сближение позиций двух стран по историческим вопросам для облегчения политического диалога. Сложных вопросов у нас много, а для того, чтобы двигаться дальше, просто необходимо найти общий язык.

В упомянутой статье пишется об угрозе, которую якобы представляло для Европы молодое Советское государство. Государство, которое, напомню, помимо огромных потерь в ходе Первой мировой войны и двух революций, в тот момент переживало полномасштабную Гражданскую войну. И восстановившая благодаря Октябрьской революции свою независимость Польша, кстати, активно играла на противоречиях её участников. Далее я попытаюсь максимально кратко изложить историю советско-польского конфликта, далеко вышедшего за рамки упомянутого Вами «Чуда над Вислой».

В условиях стремительного наступления белых и ухудшения положения большевистского правительства, Москва не только не стремилась к войне с Польшей, но и всячески старалась её избежать. С конца 1918 до весны 1920 гг. Варшаве делались многочисленные мирные предложения, в т.ч. о территориальных уступках, значительно превосходивших те, которые потом Польша получила по Рижскому мирному договору.

На Парижской мирной конференции в 1919 г. державы-победительницы решили при определении границ в Европе руководствоваться этническим принципом, т.е. преобладавшим национальным составом населения соответствующих территорий. На основании этого принципа Верховный совет Антанты одобрил рекомендации о линии прохождения границы между Россией и Польшей, которая впоследствии получила название «линия Керзона» и по которой в основном и проходит сейчас восточная граница Польши.

К сожалению, в статье не упомянуто, что польское руководство во главе с Ю.Пилсудским не приняло мирных предложений Москвы и не согласилось с рекомендациями Антанты. С весны 1919 г. начались боевые действия между польскими войсками и Красной Армией, в ходе которых всё новые территории к востоку от «линии Керзона» переходили под польский контроль.

В начале осени 1919 г. в ходе секретных переговоров с советскими представителями польское командование согласилось остановить военные действия на советско-польском фронте, чтобы советское правительство могло сосредоточить все силы на борьбе с армией генерала Деникина, который наступал на Москву с юга. Пилсудский считал, что победа красных в России была бы для Польши полезнее, чем победа белых.

После того, как Красная Армия нанесла Деникину решающее поражение, весной 1920 г. польские войска перешли в наступление и в начале мая заняли Киев. Однако к тому времени положение на фронтах гражданской войны в России радикально поменялось, советская власть добилась решающего перевеса и уже могла сосредоточить на польском фронте значительные силы. К тому же, на Украине польскую армию встретили не как освободителей, а агрессоров, а их союзников-петлюровцев — как предателей. Поэтому польская армия и петлюровцы так быстро были выбиты с территории современной Украины и Белоруссии.

 В начале июня 1920 г. польские войска были вынуждены оставить Киев (уходя, они взорвали мосты через Днепр), в начале июля Красная Армия перешла в наступление и в Белоруссии.

Советскому правительству следовало бы остановить наступление на «линии Керзона», но Красная Армия двинулась дальше на Варшаву. Однако при этом вовсе она не ставила цель оккупировать Польшу, а уж тем более «всю Европу». В статье представлено очень распространенное в Польше мнение о якобы неизбежности большевистской революции или оккупации всей Европы в случае поражения поляков в Варшавской битве. Но на эти грандиозные планы у обескровленной Советской России просто не было сил. Оснащение армии было очень слабым, большинство военнослужащих беспрерывно воевали уже 7 лет, в стране полыхала Гражданская война, в результате которой около 13 млн человек погибли или покинули Родину.

Вступив на территорию современной Польши, теперь уже войска Советов столкнулись с народным сопротивлением, что не соответствовало ожиданиям социалистической революции в соседней стране. Ошибка обошлась дорого – тяжёлым поражением, большими территориальными потерями, десятками тысяч погибших. В польский плен попали около 150 тыс. красноармейцев. Их судьба до сих пор остаётся одним из конфликтных вопросов российско-польской истории. Число красноармейцев, погибших в польском плену в 1920-1921 гг., наши учёные оценивают в 25-28 тыс. человек, польские – до 20 тыс. В любом случае смертность среди пленных красноармейцев была очень высокая по причинам бесчеловечных условий содержания в лагерях – голода, холода, отсутствия одежды и обуви, антисанитарии, произвола лагерной администрации. По международному праву за это несут ответственность власти той страны, которая содержит военнопленных в своих лагерях. Польская сторона, однако, не считает, что ею в тех условиях были нарушены нормы международного гуманитарного права. Когда Российское военно-историческое общество осенью 2014 г. обратилось к польским властям с просьбой дать согласие на установку памятного знака в честь военнопленных, погибших в польских лагерях, на Раковицком кладбище в Кракове, где похоронены 1250 красноармейцев из лагеря в Домбе, ответ был отрицательным.

Надеюсь, что это небольшое, но объективное изложение событий советско-польской войны и связанных с нею вопросов поможет нашим подписчикам  составить более полное представление об этой неизвестной для Албании странице истории.