Назад Статья Посла России в Республике Албании М.Ю.Афанасьева "Россия и Албания: Прошлое и будущее", "Газета Дита", 13 июня 2020 г.
Посольство Российской Федерации в Албании
+ 355 4 225-60-40
/

Назад Статья Посла России в Республике Албании М.Ю.Афанасьева "Россия и Албания: Прошлое и будущее", "Газета Дита", 13 июня 2020 г.

12 июня Россия отмечает свой национальный праздник. В этот день 30 лет назад была принята «Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» (так тогда называлась Российская Федерация, входившая в состав СССР). Окончательно Россия обрела независимость 26 декабря 1991 г. с принятием Декларации о прекращении существования СССР. Россия была незамедлительно признана международным сообществом в качестве государства-продолжателя Советского Союза, включая статус страны-постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Таким образом, Россия – это не «новообразование», а великая страна с многовековой историей, всегда игравшая одну из ключевых ролей в европейских и мировых делах. Географические масштабы открытий российских первопроходцев и экспедиторов поражают воображение и объясняют огромную территорию, занимаемую Россией, – в частности, продвижение русских вглубь Сибири, открытие Аляски С.Дежневым в 1648 г., Первая русская антарктическая экспедиция Ф.Беллинсгаузена и М.Лазарева (1819-1821), завоевание Центральной Азии и т.д. У русского народа тяжелая судьба, которая в силу обширного географического охвата нашей страны была обусловлена частыми войнами, борьбой с иностранными оккупантами – монгольским игом, интервенцией Польши в 1612 г., постоянными войнами с Турцией и конфликтами с Персией на юге страны, походом Наполеона в 1812 г., участием и беспримерным героизмом россиян в ходе двух Мировых войн. Эти факторы во многом определили и русский национальный характер. Территориальная экспансия России была обусловлена как раз-таки страхами за безопасность границ, желанием отдалить от них экзистенциальную угрозу. Эту взаимосвязь уловили многие иностранные историки, в частности Г.Киссинджер в своем труде «Дипломатия».

В этой статье, приуроченной к национальному дню нашей страны, я хотел бы вспомнить о событиях и людях, объединявших народы России и Албании на протяжении более чем столетней истории двусторонних отношений. И тут материала, поверьте мне, наберется на большую книгу. К сожалению, в современной албанской прессе можно встретить откровенно тенденциозные материалы, в которых история взаимодействия наших стран и народов не берется в расчет, а образ России подается в негативном ключе. Особо не радует и уровень политической риторики, подчас конфронтационный и вызывающий у нас большое сожаление (напомню об откровенно антироссийской резолюции албанского парламента декабря 2019 г., в которой Россия упоминается несколько раз как «угроза» для Албании). Но подобный дискурс, к счастью, далеко не всегда определял наши двусторонние отношения и является скорее исключением, чем правилом.

Я уверен, что теплые дружественные отношения, установленные между советским и албанским народами после Второй мировой (о которых ещё многие до сих пор помнят) объясняются их во многом схожей судьбой. Изучавшие Албанию историки, в частности Н.Д.Смирнова и Б.Фишер, отмечали взаимосвязь национального характера албанцев с борьбой за свое существование под игом иностранных государств. Наши народы также могут похвастаться многовековым мирным сосуществованием различных религий и верований. В России это во многом обусловлено и многонациональным составом страны, внутри которой проживают представители около 140 (!) народов.

Думаю, что не стоит описывать, какую большую роль в освобождении Балканского региона играла Российская империя в 18-19 веках. Только за этот период Российская и Османская империи воевали 9 раз. Общеизвестен факт писем жителей Химары (направивших впоследствии и свою делегацию в Петербург) к императрице Елизавете Петровне в 1759 г., в котором албанцы и греки региона просят заступничества российской самодержицы за местных православных христиан, обещая выступить вместе с царской армией против Порты.

Контакты между Петербургом и представителями албанского народа продолжились и в 19 в. Дед Ахмета Зогу Джеляль Паша Зоголы (Xhelal Pasha Zogolli) в 1860-е годы вошел в контакт с царскими дипломатами, оказавшими ему поддержку в борьбе с Османской империей. Известна и его поездка в Санкт-Петербург по поддельному российскому паспорту, где он был принят императором Александром Вторым.

В российских архивах сохранились доклады российских дипломатов в Подгорице, Битоле и Скопье об освободительной борьбе албанского народа до 1912 г. Впоследствии Россия выступила за создание албанского государства на заключительном этапе Балканских войн – 29 июля 1913 г. Конференция послов европейских держав провозгласила Албанию автономным суверенным наследственным княжеством. Санкт-Петербург в короткие сроки принял решение о признании Албании и выступил одним из шести гарантов независимости страны. В Международной контрольной комиссии в Дурресе до самой её эвакуации работал и талантливейший российский дипломат А.М.Петряев, который в 1917 г. станет замминистра иностранных дел при Временном правительстве России. О коммуникации между албанскими патриотами и российскими дипломатами на Балканах говорил и «отец» албанской государственности И.Кемали на всеалбанском конгрессе (ноябрь 1912 г.), когда заявил, что наряду с рядом европейских стран "даже покровительница славян Россия" поддержала справедливое дело албанского народа.

Примечателен в этой связи и первый визит высокого уровня представителя Албании, премьер-министра Турхан-Паши Пермети в Петербург в июле 1914, где он встретился с российским министром иностранных дел С.Сазоновым. Они хорошо знали друг друга, т.к. до своего возвращения в Албанию Турхан-Паша в т.ч. служил послом Порты в Петербурге, где имел возможность неформально общаться с Сазоновым. Дружеские отношения позволили им довольно откровенно поговорить об оценке российской дипломатией молодого государства. Сазонов не возражал против коронации Принца Вида, однако твердо заявил, что не отправит «ни одного русского солдата» для поддержания внутреннего порядка в Албании. Было очевидно, что Россия уже тогда не собиралась вмешиваться во внутренние дела молодого государства.

Прежние договоренности рухнули во время Первой мировой войны. Так, страны Антанты заключили между собой ряд секретных соглашений, одно из которых, как известно, предусматривало раздел Албании. Предало их огласке и аннулировало пришедшее к власти в результате революции новое советское правительство, что при учете подъема национальных освободительных сил в Европе (что тоже во многом эффект Октябрьской революции) сделало невозможным их дальнейшую реализацию.

Советская Россия первая выступила с предложением об установлении отношений с Тираной ещё в январе 1923 г., но получила вежливый отказ. Однако начиная с 1920 г. де-факто отношения между нами уже существовали – албанская миссия на юге страны работала над возвращением на родину арнаутов, несколько поколений которых проживали на территории южной Украины и внесли заметный вклад в облик предреволюционной Одессы.

Впоследствии СССР первым поднимет вопрос об установлении дипотношений между нашими странами – в начале 1923 г. на соответствующий запрос наркома иностранных дел Г.В.Чичерина тогдашний министр иностранных дел Албании П. Эвангели ответил, что албанское правительство не может опережать в этом вопросе западные державы. "В тот день, когда Российское правительство возобновит с ними дипломатические отношения, — писал он, — албанский народ сочтет для себя счастьем иметь в Албании представителя Великого Российского государства". Признание СССР Англией и Италией последовали в феврале 1924 г., после чего албанская сторона стала зондировать почву насчет открытия консульства в Одессе для защиты интересов своих граждан, проживавших в России. Близки к установлению наших отношений мы были после прихода к власти Ф.Ноли, однако из-за его нерешительности в связи с позицией европейских правительств, настроенных враждебно к Советскому Союзу, произошёл знаменитый казус. После обмена нотами о признании от в июле и сентябре 1924 г. наш полпред А.А. Краковецкий и семеро сотрудников дипмиссии прибыли 16 декабря в Тирану, но были вынуждены уехать из-за «давления на Тирану европейских стран».

В то время, как Тирану в спешном порядке покидала советская миссия, из Югославии в Албанию вошел целый отряд белогвардейцев (идеологических и политических противников большевиков), приведший во второй раз к власти А.Зогу. Российские офицеры, наряду с другими иностранными наемниками помогли албанцу дойти до столицы и укрепить его режим. Небольшая горстка россиян оставалась здесь вплоть до итальянской оккупации, отвечая в основном за административные вопросы.

Рассматривая наши двусторонние отношения, необходимо иметь в виду, что Албания в 20-е и 30-е гг. была ареной жесткой идеологической борьбы. На кону была политическая ориентация молодого албанского государства, а также на чей стороне албанское национал-освободительное движение. После Октябрьской революции СССР на 15-летний период превратился в основного спонсора ряда революционных организаций, в первую очередь созданного в Вене КОНАРЕ (Komiteti Nacional-Revolucionar, KONARE), впоследствии преобразованного в Комитет Национального Освобождения (Komiteti I Çlirimit Nacional). Целая плеяда албанских национальных лидеров имела довольно тесные отношения с советскими дипломатами и чиновниками Коминтерна в первую очередь из-за симпатии к коммунистическим идеям. Советские коммунисты учили албанцев вести подпольную борьбу, распространять агитационную литературу, готовя албанцев к национальному восстанию. Так, в материале ИНО ОГПУ на начало 1928 г. отмечалось, что “этим организациям, ещё мало окрепшим и только-только начавшим усваивать азы массового движения, приходилось работать в исключительно трудных условиях многочисленности врагов албанского национал-революционного движения. Сербы, итальянцы, греки, англичане, правительство Ахмед Зогу — противостоящие им силы». Однако в этом же отчете коммунисты признавались, что перспектив формирования национал-революционного движения было немного — в стране отсутствовал пролетариат, трудовые массы были неграмотны и находились под опекой феодалов. Знаменосцем движения выступала интеллигенция, но и она была крайне малочисленна.

Отдельного внимания заслуживают и духовные связи православного епископа и политика Ф.Ноли с Россией. В становлении фигуры этого выдающегося священника, литератора и дипломата большую роль сыграло в том числе и посещение Российской империи и знакомство с Русской православной церковью. Неслучайно, когда группа молодых прихожан во главе с ним боролась за право отправления литургии на албанском языке, он обратился за помощью к синоду РПЦ. 8 марта 1908 г. в кафедральном соборе Св. Николая в Нью-Йорке архиепископ Платон (Рождественский) посвятил Фана Ноли в священники и благословил использование албанского в церковных службах. Этим актом был оформлен де-факто разрыв с Константинопольской патриархией, а албанская церковь в Бостоне стала считаться дочерней по отношению к русской церкви в Америке. Впоследствии Ф.Ноли продолжит свой поистине захватывающий жизненный путь — станет признанным лидером албанских соотечественников в США и сыграет для Албании роль, схожую с той, которую сыграл для молодых США в XVIII в. пожилой Б.Франклин в Париже, пройдет путь от революционера к креслу премьер-министра и обратно, а также посетит уже советскую Москву.

Важной вехой развития наших двусторонних отношений было установление дипломатических и консульских связей между СССР и Албанским королевством в сентябре 1934 г. Последовавшая фашистская оккупация Албании в апреле 1939 г., сопровождалась молчанием и невнятной реакцией основных мировых держав, что было для Москвы очередным важным сигналом фактического начала войны на европейском континенте.

В самый разгар Сталинградской битвы внешнеполитические ведомства Большой Тройки союзников поддержали албанский народ в борьбе против захватчиков. В заявлении НКИД СССР от 18 декабря 1942 г. отвергались притязания итальянского империализма на Албанию, выражалась уверенность в том, что «борьба албанского народа за свою независимость сольется с освободительной борьбой других угнетаемых итало-германскими оккупантами балканских народов, которые в союзе со всеми свободолюбивыми странами изгонят захватчиков со своей земли». Важным для будущего Албании было то, что СССР в самый разгар войны настаивал, на том, что «вопрос о будущем государственном строе Албании является ее внутренним делом и должен быть решен самим албанским народом» (там же). Последующий вклад Албании в общую борьбу с захватчиками был высоко оценен народами наших стран, став фундаментом двусторонних отношений. Это, например, проходит красной нитью в ноте МИД НРА, направленной посольству СССР уже в 1961 г. в тот момент, когда отношения между странами стремительно ухудшались – «Народная Республика Албания с самого своего образования, после победы национально-освободительной борьбы над нацистско-фашистскими захватчиками (…) положила в основу своей внешней политики вечную и нерушимую дружбу с Советским Союзом. Эта дружба была выкована в период Второй мировой войны и закалена АПТ после освобождения страны… Албанский народ, воспитанный своей Партией труда, в Советском Союзе видел всегда своего освободителя, своего самого дорогого друга». Несмотря на определенный пафос этих слов, они в целом отражали характер отношений между нашими народами в послевоенный период вплоть до политического решения об их разрыве.

СССР был единственным среди Тройки союзников, кто установил отношения с послевоенной Тираной. Соответствующая нота была вручена советским представителем 10 ноября 1945 г., после чего начинается самый яркий период нашей совместной истории. СССР выполнял роль главного донора албанской экономики, выражая готовность по мере появления дополнительных просьб со стороны руководства АПТ удовлетворять их по сути дела на безвозмездной основе. Москва предоставила критическую помощь в самый сложный, послевоенный период своей истории – родителям нынешних политиков хорошо известно, сколько сил и денег вложил СССР в формирование целых отраслей экономики, объектов инфраструктуры, часть которых существует до сих пор. Отдельно нужно подчеркнуть и роль Советского Союза в культурном и образовательном ренессансе страны – албанские студенты становились специалистами в разных областях науки, производства и искусства за партами многочисленных советских учебных заведений. Хоть нынешний поезд событий все дальше отдаляется от «станции минувших дней», мне абсолютно непонятно, как некоторые местные «аналитики» могут обвинять во враждебном отношении народ, который в самый сложный для себя период послевоенной разрухи «оторвал от себя живое» и помог «албанским братьям». СССР сделал решающий вклад в индустриализацию страны, трансформировав её из отсталой аграрной в индустриально-аграрную страну за 15 лет (к слову, Российской империи самой для такого скачка потребовались десятилетия).

Объединяет наши народы также и общая память о трагических судьбах жертв тоталитарных режимов. Ряд албанских партийных деятелей (Л.Белишова, К.Ташко) были репрессированы Э.Ходжей только за то, что усомнились в рациональности курса на разрыв отношений с СССР. В дальнейшем незавидная участь постигла большую часть советских женщин, которые решили остаться в Албании со своими мужьями. Надеюсь, что в скором времени албанские зрители смогут увидеть российско-албанский фильм по книге И.Кадаре «Испуганная лань», посвященный этой горькой странице нашей истории.

Были и албанцы, которые, будучи застигнутыми врасплох резким разрывом отношений, решили не возвращаться на родину и остаться в Советском Союзе. Среди принявших такое непростое решение – албанский партизан времен Второй мировой Ян Кичо Люфи, впоследствии сделавший блестящую карьеру в советской армии, уволившийся в запас в чине генерал-майора. Также стоит упомянуть ещё одного албанского партизана Сельмана Лямеборшая, ставшего выдающимся российским специалистом в области лесоводства. Я имел большую честь пообщаться с ними по телефону 9 мая с.г. и лично поздравить с 75-летием Великой Победы. Дай Бог им здоровья и долгих лет жизни!

Наши страны восстановили дипотношения в 1990 г. 30-летняя пауза должна была негативно отразиться на взаимном восприятии двух народов – как никак, все это время в официальной государственной пропаганде Албании СССР подавался как идеологический враг. Но изменился и мир - «холодная война» канула в лету, и, как казалось первое время, дух сотрудничества и мира надолго воцарился в Европе. Однако реальность была гораздо более жесткой — Югославия рухнула под грузом внутренних конфликтов и иностранной агрессии, страны Восточной Европы с разным успехом вступили на путь болезненной трансформации. Россия в 90-е годы пережила катастрофический экономический кризис, демографический спад, всплеск преступности; на долю Албании выпали тяжелый эмиграционный бум, кризис финансовых пирамид и беспорядки 1997 года. Можно сказать, что наши народы вместе в очередной раз прошли через схожий период истории.

Тем не менее Россия и Албания снова начали развивать торговые и гуманитарные связи. Возобновились поездки албанских студентов в Россию, медленно, но верно растет взаимный турпоток. В политическом измерении мы, к сожалению, не можем похвастаться большими достижениями. Нашим странам необходимо стремиться нащупать точки взаимного интереса, которых на самом деле гораздо больше, чем многие думают. Сотрудничество сглаживает острые углы, лишает основания существующих (в т.ч. в общественном мнении) антагонизмов и фобий. История наших отношений — это хорошая база для возобновления диалога и роста доверия. Те, кто утверждает обратное, либо не знает истории, либо (что еще хуже) сознательно ею манипулирует.