Назад

Интервью Посла России в Тиране Александра Карпушина албанскому телеканалу «Ньюз 24», 13 сентября 2018 года

1. Президенты Сербии и Косово А.Вучич и Х.Тачи обсуждают в последнее время идею корректировки границ между двумя этими странами. Правдива ли информация о том, что данное предложение возникло в ходе встречи Президента России В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом в Хельсинки?

Да, нам известно, что в ходе переговоров между Белградом и Приштиной с недавних пор рассматривается и вопрос возможной корректировки границ. Однако обсуждение этой идеи между представителями сторон началось ещё до президентского саммита в Хельсинки. Поэтому информация о том, что в ходе встречи В.В.Путина и Д.Трампа якобы были достигнуты какие-то кулуарные договорённости по поводу Косово, не соответствует действительности. Об этом заявлял и российский МИД.

Россия не реализовывала и не собирается реализовывать никакую скрытую повестку в этом отношении. Мы полностью поддерживаем текущие переговоры Белграда и Приштины, но по-прежнему исходим из того, что, как сказал Президент России В.В.Путин, «вопросы, касающиеся статуса Косово, должны быть урегулированы политическим путём на основе диалога сторон в соответствии с резолюцией СБ ООН 1244», на сегодняшний день остающейся в силе.

При этом российская сторона убеждена в необходимости прочного консенсуса, исключающего ущемление интересов того или иного участника данного процесса. Только такой подход принесёт положительный эффект для всего региона. Хотел бы подчеркнуть, что всю полноту ответственности за успех или неуспех переговоров несёт Евросоюз, выступающий в диалоге в роли посредника.

 

2. Россия поддержала бы корректировку границ между Сербией и Косово (некоторые называют это обменом территориями), если бы стороны договорились об этом?

Официальная позиция России относительно диалога Белград-Приштина остаётся неизменной и базируется на уважении суверенитета и внутреннего законодательства Сербии. Кроме этого, российское руководство неоднократно подчёркивало, что мы готовы поддержать «любое взаимоприемлемое решение, которое будет достигнуто Белградом и Приштиной». Именно такой подход был подтверждён Президентом В.В.Путиным.

Очевидно, однако, что, когда речь идёт о столь фундаментальных новшествах, как изменение границ, мы должны понимать, что это очень чувствительный и взрывоопасный вопрос. Проведение его в жизнь неосуществимо без соответствующих конституционных преобразований и тщательной проработки возможных последствий такого переформатирования. В связи с этим окончательное решение должно приниматься только с учётом мнения граждан тех сторон, которые участвуют в подобном процессе.

Какой будет реакция России, если такое решение всё же будет принято, говорить пока рано. Но могу заверить вас, что при любых обстоятельствах наша страна будет руководствоваться исключительно соображениями сохранения мира, безопасности и стабильности на Балканском полуострове.

 

3. Тем временем Македония готовится к референдуму по изменению госнаименования. Голосование в пользу такого изменения открыло бы для Македонии путь к членству в НАТО. В то же время поступает много информации о влиянии России, которая не хотела бы вступления Македонии в Североатлантический альянс. Какова позиция России по македонскому референдуму?

Наша позиция по македонскому референдуму такая же, как и по любому другому: волю народа необходимо уважать и учитывать в принятии важных политических решений.

Что касается позиции России относительно расширения НАТО, то она известна. Мы не считаем оправданным само существование этого блока после того, как была распущена противостоявшая Западу Организация Варшавского договора. И тем более неприемлемым мы считаем приближение военной инфраструктуры НАТО к российским границам, размещение там тяжелых вооружений и систем ПРО.

Как известно, Россия не имеет ничего против интеграции балканских стран, включая Албанию и Македонию, в ЕС. Вовлечение же Македонии в НАТО мы не приветствуем. Но это отнюдь не означает, что Россия будет каким-то образом препятствовать проведению референдума или пытаться влиять на его результаты.

 

4. Вернёмся к встрече президентов В.В.Путина и Д.Трампа. Каковы сейчас отношения между Москвой и Вашингтоном? Дело в том, что когда мы слышим об улучшении этих отношений, то на следующий день узнаём о новых антироссийских санкциях. Можно ли говорить, что эти отношения вошли в фазу улучшения? Или же после каждого шага вперёд следуют два шага назад?

Отношения между Москвой и Вашингтоном по-прежнему находятся на довольно низком уровне. Как отметил Министр С.В.Лавров, конфронтационность в российско-американских отношениях, к сожалению, стала нормой, однако это зависит не от России. Мы не хотим продолжать подобное противостояние ни с Соединёнными Штатами, ни с кем бы то ни было еще.

Что касается саммита в Хельсинки, считаем, что сама по себе встреча президентов России и США была полезной. Однако, как мы видим, после неё в отношениях наших стран в лучшую сторону не изменилось практически ничего.

Во многом это объясняется сложными внутриполитическими процессами в самих США. Я имею в виду обострение после президентских выборов отношений между двумя ведущими политическими партиями, подготовку к выборам в американский Конгресс, волну огульных, абсолютно безосновательных обвинений по поводу «вмешательства» России в электоральные процессы США. Всё это лишает администрацию Президента США возможности делать шаги навстречу нашей стране, влиять на решения о введении многочисленных и, подчёркиваю, незаконных санкций против России и российского бизнеса, не позволяет Д.Трампу реализовать его предвыборное обещание «наладить отношения с Россией». Хочется верить, что эти декларации были искренними и будут наконец воплощены в жизнь.

Тем не менее глубинной причиной многих разногласий между нашими странами является в конечном итоге игнорирование американцами наших национальных интересов, прежде всего в области обеспечения безопасности. Это и расширение НАТО на Восток, и приближение к нашим границам военной инфраструктуры блока, и развёртывание вблизи наших рубежей систем ПРО, и т.д.

Поясню российско-американские противоречия на примере неутихающего украинского конфликта и роли в нём Соединённых Штатов. Украина, как известно, является нашим самым близким соседом, Россию с ней связывают многочисленные гуманитарно-культурные, экономические и кооперационные, а также сотни тысяч родственных связей. То есть наши интересы в отношении этой страны естественны и логичны. А вот какие интересы здесь могут быть у США, расстояние до которых более 9 тысяч километров, – это большой вопрос.

По нашему твёрдому убеждению, именно США дестабилизировали ситуацию на Украине, потратив на это, по признанию Госдепа, более 5 млрд долларов, что привело к государственному перевороту в Киеве в феврале 2014 года и началу гражданской войны на востоке страны.

Американцы и сейчас продолжают подпитывать агрессивные действия украинской армии против граждан, поставляя туда летальные вооружения и разжигая таким образом братоубийственную войну в Донбассе. Её жертвами, по подсчётам ООН, стали уже более 10 тысяч человек, большая часть которых – мирные жители. Хотя при наличии воли, с учетом огромного влияния американцев на киевские власти, США могли бы прекратить эту войну, заставив Киев выполнять Минские договоренности.

 

5. Остаётся ли препятствием для улучшения отношений с США та поддержка, которую Россия оказывает Президенту Сирии Б.Асаду? Во-первых, почему вы так твёрдо поддерживаете Б.Асада? И, во-вторых, не мешает ли эта поддержка отношениям России с Турцией, которая выступает против сирийского лидера?

Сразу отвечу на последнюю часть вашего вопроса. Проблемы, связанные с урегулированием сирийского кризиса, не мешают отношениям России и Турции. Напротив, они делают их более конструктивными и доверительными. Подтверждением этому явились результаты состоявшейся недавно встречи лидеров России, Турции и Ирана в Тегеране, где как раз обсуждались вопросы координации действий в Сирии, в частности ситуация вокруг сирийской провинции Идлиб.

По итогам встречи была принята совместная Декларация. В этом документе лидеры трёх стран:

- заявили о решимости продолжить сотрудничество в интересах окончательного избавления от террористов;

- призвали все террористические группы прекратить кровопролитие и сложить оружие, в частности, была подчёркнута важность разведения экстремистских группировок и формирований вооружённой оппозиции;

- подтвердили приверженность суверенитету и единству Сирии, отметив, что в Сирии созданы все возможности для того, чтобы граждане этой страны самостоятельно определяли её будущее;

- зафиксировали намерение как можно быстрее перейти к политическому урегулированию.

Что же касается первой части вашего вопроса, то у нас нет никаких оснований считать Президента Б.Асада нелегитимным. Здесь важно понять, что целью России не является сохранение у власти Б.Асада, пусть это решает сирийский народ на выборах. Главное для нас – сохранить территориальную целостность Сирии и обеспечить восстановление и мирное развитие этой страны.

Россия категорически не приемлет идею насильственной смены власти в Сирии. Все мы хорошо помним, к чему приводят подобные действия. Вторжение США и их союзников в Ирак, а также горький опыт «арабской весны» в Ливии со всей ясностью показали неприемлемость такой политики. Мы не должны допускать повторения этого сценария в Сирии, такова ключевая задача Российской Федерации.

 

6. Россия всегда находится в центре внимания, однако в этом году это внимание было особенно пристальным из-за обвинений, выдвинутых Великобританией в связи с отравлением на британской территории газом «Новичок» бывшего российского агента и его дочери. Это второй случай отравления российского агента в Великобритании: как известно, несколько лет назад скончался Александр Литвиненко. Тогда в его отравлении тоже обвинили Россию. Удалось ли вам смягчить напряжённость в отношениях с Лондоном?

Вновь начну с заключительной части вашего вопроса. К сожалению, напряжённость в отношениях с Лондоном смягчить не удаётся. Напротив, намечается новый виток обострения, связанный с продолжением истории с т.н. газом «Новичок» и отравлением семьи Скрипалей в марте этого года.

Как мы помним, тогда буквально на следующий день после инцидента премьер-министр Т.Мэй обвинила в покушении Россию, не предоставив при этом никаких доказательств (всё исключительно на основе «highly likely»). Российская сторона в ответ сделала официальные заявления о том, что наша страна не имеет никакого отношения к тому, что произошло в Солсбери.

После инцидента прошло уже полгода, но ни одного конкретного факта или доказательства нашей вины так и не было предъявлено. Поэтому и появилось очередное заявление Т.Мэй, сделанное 5 сентября в Лондоне и сопровождавшееся публикацией фотографий лиц, якобы имеющих отношение к российским спецслужбам.

Мы рассматриваем это заявление как классический пример дезинформации. Это очередная попытка привлечь внимание международного сообщества и СМИ, попытка выдать некие снимки за доказательства. Официальная формулировка британской стороны тем временем мутировала в «almost certainly», что  переводится, как «почти наверняка».

Россия, разумеется, провела собственный тщательный анализ инцидента в Солсбери. Результаты этого анализа, а также наши разъяснения и информационные материалы, опровергающие все обвинения в наш адрес, мы передали в МИД Албании.

До сих пор во всей этой истории остаётся множество вопросов без ответов. Почему Великобритания не стала действовать в соответствии с механизмами, предусмотренными Конвенцией о запрещении химического оружия? Почему российской стороне было отказано в консульском доступе к нашим гражданам? Почему премьер-министр Т.Мэй делала лживые заявления о том, что только Россия могла произвести отравляющее вещество, которое, как утверждается, было применено в Солсбери? Ведь сейчас уже известно, что это были способны сделать более 20 стран. Даже экс-министр иностранных дел Б.Джонсон признался, что в лаборатории «Портон-Даун» Министерства обороны Великобритании имелись образцы этого токсичного вещества. Таким образом, на данный момент в версии Лондона по-прежнему нет никакой конкретики, а главное – не установлен мотив. Очевидно, что России совершение подобного преступления было абсолютно невыгодно в канун президентских выборов и Чемпионата мира по футболу. И наша страна продолжает настаивать на проведении в отношении инцидента всеобъемлющего международного расследования с участием Организации по запрещению химического оружия.

 

7. Господин Посол, на каком этапе находятся отношения России и Албании? 28 ноября прошлого года мы видели поздравление, направленное Президентом В.В.Путиным по случаю национального праздника Албании. Раньше такого не замечалось. Какого уровня вы бы сами желали для наших отношений?

В одном из предыдущих вопросов вы упомянули формулу «один шаг вперёд, два шага назад». Так вот наши отношения с Албанией можно охарактеризовать как «ни шагу вперёд». То есть мы пока что в лучшем случае стоим на месте. В таких условиях только и остаётся, что радоваться раз в год обмену поздравлениями по случаю национальных праздников.

Ну а если говорить серьёзно, то для большого оптимизма оснований действительно нет. Положительный эффект состоявшейся в апреле прошлого года в Тиране встречи сопредседателей двусторонней Межправкомиссии был, по сути, сведён на нет албанской стороной. Несмотря на серьёзный настрой России и наши многочисленные конкретные предложения о сотрудничестве, со стороны Тираны было проявлено полное равнодушие, в результате чего потенциал переговоров не был реализован.

Сильным ударом по нашим отношениям стала необоснованная высылка албанскими властями двух наших дипломатов, сопровождавшаяся обвинениями в адрес России, которая, как утверждал МИД Албании, совершила «химическую атаку против Великобритании».

Тем не менее мы готовы двигаться вперёд и рассчитываем провести до конца текущего года ещё одну встречу сопредседателей МПК, которая, надеюсь, окажется более плодотворной. Будем продолжать, разумеется, наши контакты в сферах культуры и образования, а также делать всё возможное, чтобы уровень российско-албанских экономических обменов достиг уровня наших гуманитарных связей.